На главную страницу
Идеальный шторм на нефтяном рынке

Идеальный шторм на нефтяном рынке

В будущем 2020 год будет определённо выделен жирным шрифтом в различных финансовых учебниках, потому что именно в этом году мы стали свидетелями совершенно невероятного события, когда помимо отрицательных процентных ставок мы впервые увидели и отрицательные цены на нефть.

Идеальный шторм на рынке нефти начался с коронавирусной пандемии. В страхе перед смертельным вирусом большая часть населения быстро спряталась по домам. Транспортное сообщение зашло в тупик, поездки были приостановлены на неопределённый срок, а спрос на чёрное золото резко упал. Аналитики оценили снижение мирового потребления нефти не менее чем на 10 миллионов баррелей в день к концу этого года. В наихудших сценариях прогнозируется, что спрос на нефть упадёт на треть, если пандемия продолжится.

Напряжённость на рынке нефти существовала ещё до коронавирусного кризиса. Триумф зелёной энергии стал основной причиной, по которой страны ОПЕК во главе с Саудовской Аравией пытались поднять цены на нефть, сократив квоты на добычу. Однако одного лишь вклада стран ОПЕК было недостаточно, и была также необходима поддержка ОПЕК + и особенно России для совместного сокращения добычи. Решение России не поддерживать план Саудовской Аравии оскорбило саудовцев, и они решили начать мировую нефтяную войну, предлагая многим странам покупать нефть по чрезвычайно доступным ценам.

Саудовская Аравия уже давно обеспокоена действиями не только России, но и США, которые не являются частью ОПЕК и всегда увеличивали свою рыночную долю в добыче нефти после снижения цен со стороны ОПЕК. Начавшийся кризис дал саудовцам прекрасную возможность указать американцам их место. Затраты Саудовской Аравии на добычу нефти являются самыми низкими в мире. Поэтому американские производители нефти оказались под сильным давлением, и были вынуждены продавать нефть по ценам, близким к себестоимости. Из-за этого среди них растёт число банкротств. В то же время американцы неоднократно доказывали свою способность быстро восстанавливать добычу по мере восстановления цен на нефть, и там энергетические компании получают мощную государственную финансовую поддержку для преодоления сложившейся ситуации.

В краткосрочной перспективе выгоду от быстрого падения цен на нефть почувствуют немногие, поскольку потребители, которые извлекут из этого выгоду, как правило, сидят дома и мало передвигаются. Страны – импортёры нефти используют ситуацию в своих интересах и пополняют свои национальные резервы рекордными темпами, чтобы быстрее наверстать упущенное с помощью дешёвой энергии, когда коронавирус отступит. Главными неудачниками являются нефтяные страны, где на долю нефти приходится значительная часть доходов бюджета и где столь значительное падение цен на нефть уже привело к финансовой и внутриполитической напряжённости.

Быстрое увеличение государственных резервов при продолжении перепроизводства в середине апреля создало в Соединённых Штатах ситуацию, когда уже не осталось ёмкостей для хранения нефти. В то время как на фондовом рынке торгуются акции, на рынке нефти торгуются фьючерсы. Если акции не имеют какого-либо срока погашения, то фьючерсы являются производными инструментами, которые обязывают инвестора при наступлении срока либо покупать, либо продавать нефть.

Приобретая нефть по одному фьючерсному контракту, инвестор обязуется приобрести 1000 баррелей нефти по согласованной цене в согласованный срок. Поскольку один баррель это приблизительно 159 литров, минимальный размер контракта также является физически значимым количеством. Быстрое падение цен на нефть привело к тому, что большое количество инвесторов не захотели получать нефть и начали продавать свои фьючерсы. Для многих трейдеров было дешевле получить убытки от продажи фьючерсов, чем физически владеть нефтью и искать место для её хранения. Однако в разгар кризиса потери были высокими, потому что в худшем случае вам пришлось платить более 37 долларов за баррель, тому, кто согласился забрать у вас нефть.

Если в апреле индекс сырой нефти WTI в США снизился до отрицательного из-за истощения нефтяных резервуаров, то сейчас дефицит свободных резервуаров приобрёл глобальный характер, и не исключено, что в ближайшие месяцы мы увидим, что индекс нефти Brent в Европе в течение короткого времени уйдёт в минус. Поскольку такие низкие цены на нефть не являются устойчивыми в долгосрочной перспективе, более смелые инвесторы всё чаще обращают свой взор на рынок нефти.

Инвестировать в нефть сложно, потому что фонды, инвестирующие в эти товары, вкладывают деньги инвесторов в нефтяные фьючерсы разных периодов. Когда срок фьючерсного контракта истекает, эти фьючерсы продаются, и покупаются более долгосрочные фьючерсы. Однако это часто сопровождается эффектом контанго, когда цена приобретаемых фьючерсов, по крайней мере, на несколько процентов дороже, чем продаваемых фьючерсов. Находясь в таком фонде в течение длительного времени, активы инвестора уменьшатся, даже если цены на нефть не изменятся на рынке. Контанго также является основной причиной, по которой такие фьючерсные фонды подходят только для коротких позиций, а не для инвестирования. Поэтому инвесторам, которые хотят инвестировать в нефть, следует обратиться к ETF нефтяных компаний или к конкретным нефтяным акциям.

 

 

Темы: Нефть

На ту же тему