На главную страницу
Что такое генерационный фонд и для кого он предназначен?

Что такое генерационный фонд и для кого он предназначен?

Портфельный менеджер Swedbank Investeerimisfondid AS Эне Ыунмаа и управляющий фондом Swedbank Robur Пертти Рахнел, подвели итоги работы пенсионной системы Эстонии, которой исполнилось двадцать лет, и объяснили, что такое генерационный фонд (фонд жизненного цикла), и для кого он предназначен.

Прошло уже около 20 лет с момента создания пенсионной системы. За это время на пенсионном рынке Эстонии произошли значительные изменения. Это и увеличение доли акций в пенсионных активах, и введение индексных фондов, и значительное снижение комиссий. Генерационные фонды (т. е. фонды с меняющимся уровнем риска в течение жизненного цикла вкладчика), которые широко используются в соседних с нами Латвии и Литве, не говоря уже о скандинавских странах, пока не доминируют на эстонском рынке. С начала мая ситуация изменится, когда несколько пенсионных фондов Swedbank станут генерационными фондами.

В 2002 году, когда пенсионная система была создана, большинство управляющих пенсионными фондами предлагали клиентам три фонда – с низким, средним и высоким риском. Уровень риска в основном определялся долей акций, которая не могла превышать 50 процентов. Возможно, Вы помните Гуннара Грапса в рекламе пенсионного фонда Хансабанка, где он говорил, что выбирает самый агрессивный фонд, то есть фонд с максимальной долей акций в 50 процентов. Сегодня фонд с 50-процентной долей акций уже не кажется очень агрессивным. Идея предложения заключалась в том, что по мере приближения к пенсионному возрасту клиенты будут переходить от фонда с более высокой доходностью к фонду с более низким уровнем риска.
Через десять лет после создания пенсионной схемы, примерно в 2012 году, акции составляли лишь 30% активов пенсионных фондов Swedbank II ступени. Свободное общество Эстонии было молодым, инвестиционная культура еще моложе, поэтому консерватизм законодателя в то время был понятен. Однако для подавляющего большинства пенсионных вкладчиков консерватизм того времени, вероятно, не был выгоден, и гораздо более высокая доля акций была бы предпочтительнее для долгосрочной доходности.

Затем последовал долговой кризис еврозоны, знаменитая фраза Марио Драги “будем делать всё, что нужно, чего бы это ни стоило”, спасение еврозоны путем скупки облигаций и снижение процентных ставок до отрицательного уровня. Сложное время для инвесторов в облигации, поскольку было очень трудно добиться положительной реальной доходности. Инвесторов в акции спас так называемый феномен TINA (there is no alternative – альтернативы нет). Проще говоря, что бы ни происходило в экономике, акции были настолько привлекательнее других классов активов, что это привело к относительно устойчивому росту цен на акции. Эстонский законодатель постепенно увеличивал допустимую долю акций в пенсионных фондах, и это явно положительно сказалось на системе в целом.

Пандемия коронавируса изменила мир по целому ряду направлений. Мы стали свидетелями возвращения быстрой инфляции в развитых промышленных странах. Впервые с 1970-х годов. Низкие процентные ставки и внезапный рост инфляции – довольно токсичный коктейль для облигаций. Центральные банки реагируют на инфляцию повышением процентных ставок, чтобы охладить перегретую экономику. С другой стороны, рост процентных ставок приводит к падению цен на облигации. Дальнейшая инфляция означает ещё больший удар по покупательной способности активов, хранящихся в облигациях.

Это не означает, что быстрая инфляция является положительным фактором для фондовых рынков, поскольку центральные банки, реагирующие на инфляцию, могут привести к рецессии и, следовательно, к снижению корпоративных прибылей. Однако в долгосрочной перспективе акции должны обеспечивать хеджирование от инфляции, поскольку что такое инфляция, как не повышение цен компаниями и, следовательно, увеличение оборота и прибыли в долгосрочной перспективе.

Логика финансовых рынков гласит, что принятие риска компенсируется более высокой доходностью в долгосрочной перспективе. Аналитики банка Barclays сравнили реальную доходность долгосрочных и краткосрочных облигаций и акций за последние 120 лет в разных странах, и все без исключения акции превзошли облигации, обычно с большим отрывом. Расклад доходности по десятилетиям на примере США показывает, что риск отрицательной реальной доходности довольно высок даже в течение десятилетнего периода при инвестировании в облигации. Этот риск особенно высок, если инфляция ускоряется, а процентные ставки растут. Другими словами – в сегодняшних условиях. Таким образом, для длительного периода накопления (несколько десятилетий) имеет смысл рассматривать фонды с более высокой долей акций.

Конечно, инвестирование в акции – не для всех, поскольку хотя долгосрочные доходы, скорее всего, и будут лучше, но в краткосрочной перспективе нельзя исключать больших падений. Например, во время кредитного кризиса 2008–2009 годов европейский фондовый индекс упал на 53%, а в начале пандемии – на 22%. Облигации с низким уровнем риска защищают активы инвесторов в такие периоды гораздо лучше, поскольку цены на облигации падают гораздо меньше в номинальном выражении. Поэтому по мере приближения выхода на пенсию имеет смысл перейти в фонд с более высокой долей облигаций, чтобы избежать риска падения фондового рынка, на восстановление которого могут уйти годы.

До сих пор ответственность за переключение средств лежала на клиенте, т. е. он должен был сам вносить изменения. Мы решили сделать пенсионные фонды более удобными и простыми для клиента, преобразовав существующие активно управляемые пенсионные фонды II ступени в генерационные фонды. Логика фонда жизненного цикла проста. Пенсионный фонд Swedbank K100 будет переименован в Пенсионный фонд Swedbank K1980-1990. Название указывает на годы рождения тех клиентов, на которых фонд рассчитан. До выхода на пенсию целевому клиенту этого фонда остается более 30 лет, поэтому имеет смысл максимально сохранить в фонде более рискованные классы активов – акции и недвижимость. Риск акций в фонде начнёт постепенно снижаться только через 15 лет, то есть по мере приближения выхода на пенсию. Аналогичная логика применима и к пенсионному фонду Swedbank K60, где доля акций также будет несколько увеличена, поскольку значительной части клиентов до выхода на пенсию ещё несколько десятилетий.

Инвестиции пенсионных фондов являются долгосрочными, поэтому у нас есть возможность инвестировать в фонды недвижимости и прямых инвестиций, действующие в Эстонии и на других рынках Балтии, которые предлагают привлекательную доходность в долгосрочной перспективе, в дополнение к возможностям, предлагаемым мировыми рынками. Балтийские фондовые биржи предлагают доступ к относительно узкой части местной экономики. Фонды прямых и венчурных инвестиций значительно расширяют этот круг, позволяя воспользоваться также успехами компаний, которые только выходят на биржу или никогда не планируют этого делать. Через эти фонды мы являемся акционерами быстрорастущей компании Tradehouse OÜ, дома престарелых Pihlakodu и компании по кибербезопасности CybExer Technologies. Инвестиции в местные компании поддерживают наших пенсионных вкладчиков на протяжении всего жизненного цикла, инвестируя в местную экономику как для расширения возможностей трудоустройства вкладчиков на более активном этапе их жизни, так и для роста их благосостояния на пенсии.

Как и рынки акций, недвижимость может обеспечить хеджирование от инфляции в долгосрочной перспективе. В случае с арендой очень часто встречается пункт, позволяющий корректировать цены аренды с учетом инфляции. Это увеличивает доход владельцев недвижимости в соответствии с инфляцией. В условиях общей высокой инфляции цены на строительство растут, что удорожает возведение новых зданий и тем самым поддерживает цены на существующую недвижимость. По состоянию на начало апреля доля недвижимости в нашем самом консервативном фонде, K10, составляет почти 11 процентов, а в нашем самом рискованном фонде, K100, – более пяти процентов. Через фонды недвижимости наши будущие пенсионеры входят в круг владельцев гостиницы Radisson Collection в центре Таллинна, которая скоро будет вновь открыта, Aardla Selver в Тарту, Tiimani Maxima в Нарве и Kärberi Selver в Таллинне.

После того, как наши фонды станут генерационными, мы продолжим ими активно управлять, а также инвестировать в Балтийском экономическую пространстве.

На ту же тему